На телефон "Народного корреспондента" (8-800-700-8739, звонок бесплатный) 18 мая позвонила наша читательница. Между ней и учредителем "Листка" Сергеем Михайловым состоялся вот какой разговор:

- Здравствуйте, я живу здесь уже более 60 лет, бывший сотрудник МВД. Мне как-то неприятно, что вы искажаете имя и отчество недавно работающего ВРИО Главы Республики Алтай. Какое вы вообще имеете право искажать его имя и фамилию?! За это вас можно привлечь! Это нехорошо – вот вашу фамилию тоже бы так писали…
Сергей Михайлов (М,): - Я не искажаю фамилию главы, бывшего или будущего, потому что есть у нас Олег Хорохордин и есть Александр Бердников…

- А у вас напечатано: Олегсандр Бердохордин, что это такое?

М.: - А вы в предыдущем номере не обратили внимание на портрет из двух половинок?

- Видела, так сказать, с очком одним. Ну и к чему вы это делаете?

М.: - Это такой сатирический персонаж, который не Бердников и не Хорохордин.

- Нехорошо так делать. Давайте, из вас сделаем сатирический персонаж!

М.: - Из меня регулярно делают сатирический персонаж, скажем, на выборах меня рисовали в фашистской форме.

- А почему других вы так не изображаете? Человек пришёл, работает без году неделя, а вы его вот так…

М.: - Это на самом деле хороший вопрос. Когда он только пришёл, мы ничего не писали. Потом начала поступать информация. Буквально вчера [разговор происходил 18 мая] я прочитал в издании «Форбс» огромную статью, написанную ещё в 2012 году, о том, как Хорохордин, работая в администрации Президента, судя по всему, брал взятки.

- Да у нас все берут взятки, что это, ново, что ли? И Путин, наверное, берёт! Начинается всё с Путина же, причём тут Хорохордин? Как будто вы не знаете? И вы берёте взятки!

М.: - Я не беру взятки.

- Сейчас вся Россия берёт взятки, Господи, не надо искажать его фамилию!

М.: - Вот я как журналист могу получать деньги за «джинсу», но мы не берём, не делаем этого, потому что стыдно. Если вы помните, я бывший депутат Госсобрания, так вот, господин Пальталлер мне открытым текстом предлагал: ты нас не ругай, приходи, договоримся! Но это стыдно, так нельзя делать. В нашем созыве был ещё один депутат, парень из Усть-Кана, поначалу он был вместе с оппозицией, голосовал с нами солидарно по острым вопросам. А потом ему отдали дорожное предприятие в Усть-Канском районе, и он сразу переметнулся на сторону власти. Я бы тоже мог заявить: дайте мне какую-нибудь «кормушку», и я хвалить вас буду... Но я верю, так делать не стоит.

- Вот выйдет следующий «Листок», я посмотрю. Если снова будете искажать фамилию, то дело уже будет пахнуть керосином.

М.: - Не знаю, может, и будет пахнуть керосином, мы в следующем номере, наверное, просто эту статью из «Форбс» перепечатаем... Ещё раз. Бердахордин – это такая фигура сатирическая, это не Бердников и не Хорохордин…

- А зачем это всё делать? Я-то понимаю, зачем вы всё это делаете, - будто он такой же, как Бердников. Не надо, вы ещё не знаете человека!

М.: - А я и не знал, а вот прочитав эту статью в Форбс, скажем, моменты о подрядах…

- Я же вам сказала: начиная с Путина все воруют, это что, какая-то новость?!

М.: - Ну почему же все? Вот Ромашкин не ворует, насколько мне известно.

- Да откуда вы знаете, что он не ворует?! И вы ещё на главу лезете!

М.: - Ну, меня, конечно, на главу никто не пропустит, потому как есть такой муниципальный фильтр…

- И не надо вас брать, Господи прости… Вы сначала причёску сделайте хорошую.

М.: - Ну, если вы считаете, что губернатор должен быть непременно с хорошей причёской, то я даже не знаю, что сказать.

- Бог с ней, с причёской, но не коверкайте его имя и фамилию! Это нехорошо, он почитает и скажет: два месяца всего, а уже исковеркали фамилию мою! Приехал в Республику Алтай, а здесь какие люди живут – невежи какие-то! Нельзя так республику позорить!

М.: - Если человек пошёл в политику, он должен быть готов, что будут коверкать, будут смеяться и так далее. Меня, как я упоминал, изображали в фашистской форме. Ну и что?

- Ну и зачем? Нехорошо! И вас искажали – тоже нехорошо. Какие-то дураки, некультурные люди. Если Вы пишете – так уж правду, фамилию не коверкайте. А что ж вы Бердникова не коверкали – писали про него невесть сколько лет? А вот этого надо исковеркать!

М.: - Потому что про Бердникова нам было известно – где пил, что делал, Про Бердникова всё понятно. Вы, может быть, правы, что ругать нужно открыто. А насчёт этого персонажа, Бердохордина третий раз повторю - это сатирический персонаж – не Бердников, не Хорохордин, это нечто среднее.

- Но если это не Бердников и не Хорохордин, то кто это такой, что это за оно такое? Это какой-то человек, или зверушка какая?

М.: - Так догадывайтесь сами, кто это и что это такое.

- Догадывайтесь… Вы не позорьте нашу Республику Алтай и наших людей!

М.: - В следующем номере в перепечатке из Форбс никакого Бердохордина не будет, речь пойдёт об Олеге Хорохордине. В этой статье «Форбс» говорится, что в бытность его в администрации Президента хакеры вскрыли его почтовую переписку, и там во многих письмах люди с ним договариваются об «откатах» за выгодные подряды. То, что, как вы говорите, вся Россия делает – взятки берёт.

- Так ведь все берут!

М.: - Здесь есть момент очень важный. Смотрите, вы, допустим, руководитель. И вы должны выбирать стратегию развития, ну, допустим, Республики Алтай. И если то, что вы берете взятки – это не влияет на стратегию, то может быть это не так уж и страшно. Это мне говорил, кстати, тоже бывший депутат - Евгений Танзыыков. Цитировал сатирика - мол, ты воруй не с убытков, ты воруй с прибылей.

Вот с «Алтайской ямой» что получилось? Они украли с убытков. Понятно, что хочется где-то нахапать и так далее. Если бы они рассуждали так: «Ну, сейчас построим хорошее озеро, оно не будет протекать, на него поедут туристы, мы будем долю от этих доходов получать. Мы кусочки земли на берегу озера по блату на себя оформим...». Между прочим, Бердников напротив озера там построил себе коттедж. Ну вот при такой логике коррупция была бы не слишком опасна.

- Да я знаю, где Бердников живет. Как же, я знаю...

М: - Да, это не было бы так страшно, потому что в этой ситуации, тот, кто строит озеро, он заинтересован в том, чтобы озеро было крепкое, целое, чтобы все им пользовались, чтобы поехали туристы и от этого чтобы были прибыль и процветание. Это воровство с прибылей. А воровство с убытков это вот что такое. «Давайте мы, когда будем строить озеро, мы как можно больше выделим денег на эту пленку, а пленку подменим, пленку сделаем подешевле, потоньше, авось она не порвется». Они же подменили - Тевонян или там Колобок, они подменили пленку. Пленка стала в полтора раза тоньше, она стала менее прочная, в итоге пленка протекла, озеро три раза наполняли, оно протекало, мы про это писали, озеро теперь закапывают. В итоге, может быть, они своровали на строительстве на полмиллиарда, а объект на семь миллиардов загубили! Понимаете? Вот это воровство с убытков. И вот это самое страшное.

[С.М.: Я не сказал этого читательнице в разговоре, добавлю здесь. На самом деле, самое страшное в этой истории с "воровством с убытков" - это даже не то, что, объекты-"дойные коровы" коррупционеров погибают, а то, что я называю "стратегической коррупцией" - то, что эти объекты получают финансирование ВМЕСТО более полезных, но менее откатоёмких! Особая экономическая зона вокруг "Алтайской ямы" ВМЕСТО Манжерокского озера, солнечные батареи ВМЕСТО ЛЭП в Хакассию, 20 км дороги в поместье Путина в Онгудайском районе ВМЕСТО 20 недостающих километров асфальта на дороге между Онгудаем и Усть-Каном! Итог: миллиарды у немногих десятков тысяч коррупционеров в вертикали власти ВМЕСТО достатка десятков миллионов россиян, застой путинской России ВМЕСТО процветания!]

Сейчас, ну вот в этой же заметке, которая вас возмутила написано, что будем строить завод атомных подводных лодок в устье Маймы, там туннель через Тугаюшку, что-то еще там. Хорохордин пришел и за эти два месяца он что заявил. Мы, мол, будем строить железную дорогу из Бийска в Горно-Алтайск. Ее даже при советской власти, когда в Горно-Алтайске девять заводов было, не строили. Я маленький был, я говорил: «Папа, почему у нас нет железной дороги?» Он: «Понимаешь сынок, для железной дороги нужен грузопоток. У нас маленький грузопоток, предприятия слишком мало продукции производят и не выгодно ее вывозить, проще вывезти на грузовиках». А сейчас вообще нет грузопотока. А Хорохордин говорит, что мы будем строить железную дорогу. Зачем строить? Затем, что 40 млрд это будет стоить и можно будет 10% в карман положить? Но это разве хорошо?

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (4 голосов)